АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ


АИФ: 9 октября  вашей малышке исполнился месяц, расскажите о Марии. Какая она, на кого похожа?

Виктория: Этот месяц – счастливейшее  время  нашей жизни!
Вся предыдущая жизнь кажется сейчас предисловием и чередой чудесных событий, которые в результате вели к самому главному событию нашей с Антоном жизни – рождению Машеньки.

Антон: Когда моя любимая теща впервые увидела по скайпу Машу, она с восторгом констатировала: «ПРЕКРАСНЫЙ МИКС!».

Виктория: Ушки – бабушкины, глазки – синие, в моего отца, сибиряка, все остальное - Антошино! Родилась Машенька брюнеткой, но сейчас волосы стали стремительно… рыжеть! Возможно, это временное явление, но пока очень красиво получается.

Антон: Но это детали, в целом же произошло что-то глобальное, как будто сменилась орбита, и всё теперь кружится вокруг этого маленького Человека, который кардинально поменял жизни всех членов нашей семьи и дарит огромное количество Радости всем вокруг!

АИФ: Несколько лет назад Вам  приснился сон, в котором маленькая девочка назвалась вашей дочерью и сказала, что ее зовут Маша.

Антон: Сон приснился Вике, когда мы только познакомились. Она разбудила меня и спросила, как мы назовем нашу дочь, когда она родится. Я спросонья ответил «МАША!».  

Виктория: Представьте мое потрясение! Этот сон до сих пор у меня перед глазами, как будто все было наяву. Приснилась девочка в длинных одеждах, копия Антона, только с ярко-синими глазами и очень серьезно попросила назвать ее МАРИЯ, когда родится.

АИФ: В появлении вашего ребенка действительно так много мистического?

Антон: Мистика здесь совершенно не при чём. Человеку в принципе дано знать очень немного, и, на мой взгляд, наша задача – достойно принимать те обстоятельства, которые преподносит нам жизнь и которые всегда гораздо интереснее, нежели мы можем себе нафантазировать.

Виктория: Врачи назвали это чудом, когда узнали, что мы забеременели сами, без каких-либо процедур. Я никогда не беременела, и вдруг такой подарок в 38 лет! Мы годами ходили по врачам, они нам говорили, что мы здоровы.  В результате я успокоилась и поняла, что на все воля Божия, человек  появляется в этом мире тогда, когда надо.
За полгода до беременности нам позвонили из монастыря и передали слова старца, что скоро у нас будет ребенок и объяснили, как к этому готовиться. Нам стали приходить оттуда посылки с едой, питьем, настойками, молитвами и иконами. Мы стали постоянно причащаться и вообще многое пересмотрели в своей жизни. Машенька - вымоленный ребенок.
Знаменательно то, что я забеременела в Рождество, продюссируя международный благотворительный Рождественский проект для помощи деткам - инвалидам. В Америке мы с продюсером и композитором Юрием Чернавским записали песню «A Merry Christmas» с американскими и русскими звездами музыки, искусства и спорта. Стиви Уандер,  Джермейн Джексон, Слава Полунин, Владимир Пресняков, Владислав Третьяк, Ирина Слуцкая, Николай Валуев, Гедиминас Таранда, Николай Валуев, Ансамбль МВД РФ, Александр Ревва – все приняли участие в доброй видео-истории  глухонемого мальчика, который просит  помочь ему спеть Рождественскую песенку для своей девочки - подружки. Даже Ларри Кинг принял в этом участие! Сняли видео - клип и с Международным благотворительным фондом «BFI» собрали деньги для  благотворительных фондов России: «Подари жизнь», фонда Олега Митяева и фонда детского спорта Николая Валуева.

АИФ: Виктория, ваш путь к рождению дочери был долгим, трудным и даже опасным. Почему  врачи не могли Вам помочь?

Виктория: Человек – это гораздо больше, чем просто тело и самые лучшие и образованные врачи прекрасно это знают и даже советуют в необъяснимых с точки зрения официальной медицины случаях обращаться  за помощью к Богу. Много лет врачи разводили руками и не могли объяснить, почему у нас  нет детей. Хотя, очень много интересного мы узнали в результате многочисленных обследований. Например, в институте генетики на Ордынке нам объявили о нашем родстве – у нас с Антоном гены и фенотип совпали… на 50 %! Практически, мы с ним родственники. Ничего удивительного в этом нет. Наши предки из Белоруссии, из местечек, которые находятся совсем рядом – мои – из Давид - Городка, Антошины – из Светиловичей.
Наша попытка сделать ЭКО вообще чуть не обернулась трагедией, меня еле-еле откачали. У меня начался синдром гиперстимуляции и я стала умирать. После этого мы уже обратились к израильским специалистам и они, обследовав нас,  посоветовали нам  НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕ ДЕЛАТЬ. Врач сказал, что мы обязательно забеременеем сами. Так и произошло.

Антон: У меня своё объяснение этих наших мытарств. Всё это долгое время мы пытались добиться своей воли, во что бы то ни стало, а когда в этом вопросе мы почти дошли до отчаяния и уже начали подумывать об усыновлении, то есть появилось что-то наподобие смирения, всё и произошло... В любом случае, каждому человеку для его же пользы посылается то, что ему именно сейчас нужно пережить.

АИФ: Теперь, наверное, Вы верите в теорию о двух половинках, которые неизбежно тянутся друг к другу?

Антон: Не знаю, как насчет «тянутся», но то, что моя половинка очень упрямая и слишком много спорит – это точно…

Виктория: В нашей семье случается все, что происходит во всех семьях.  Мне странно слышать, когда нас представляют сладкой парочкой без проблем. Были и проблемы и слезы и даже расставания.

Антон:  Правда, ненадолго, при всех спорах и несогласиях, у нас есть понимание того, что мы – одно целое, и быть порознь для нас неприемлимо.

Виктория: Главное, что мы все это ВМЕСТЕ ПЕРЕЖИВАЕМ. Все надо уметь достойно пережить ВМЕСТЕ.  И вот это ощущение, что мы неразлучны в любом случае, должно быть спутником любящих людей всегда.

Антон: Я сейчас очень много думаю о Любви. И, благодаря Маше, на практике убеждаюсь в том, что Любовь – абсолютно жертвенное чувство! Чем больше я делаю для человека, не ожидая получить от него что-либо взамен, тем сильнее это чувство. И те отношения, в которых всё направленно на то, чтобы максимально удовлетворить себя, на мой взгляд, обречены на провал.

Виктория: Счастливый брак – это всегда духовный подвиг. Его обязательные спутники – прощение и смирение. Практически все разводы  происходят из-за гордыни и неумения простить. Мало, кто способен полностью посвятить свою жизнь служению другому человеку, позабыв про свои амбиции и эгоизм.

Антон: Звучит громко и патетично…  Дай Бог, нам всё, что мы сейчас наговорили применить на практике в своей жизни.

АИФ:  Знаю, что у Вас был период, когда вы всерьез задумывались об усыновлении. Но вместо одного ребенка, у вас под опекой оказалось сразу 12 детей, воспитанников интерната. Расскажите о них! 

Антон: Дело было в Вербное Воскресение. Мы ехали на своей машине к теще в Минск, и на 354 км. Минского шоссе увидели очень красивый  Николо-Георгиевский храм, решили заглянуть,  взять освященной  вербы. Зайдя в Храм, мы встретили батюшку и много детей разного возраста. Дети нас узнали и пригласили в соседнюю избу попить чаю, оказалось, что всех этих детей батюшка забрал из интерната. Познакомившись поближе с Православной Семьей, как они сами себя называют,  мы были потрясены не только историей судьбы  каждого ребенка, но и настоящим подвигом отца Сергия, той духовной силой, которая ему помогает воспитывать в детях самые лучшие качества и сохранять Любовь и согласие  в семье, несмотря на очень тяжелые условия проживания, надломанные судьбы и разные характеры детей.

Виктория: Мы увидели безусловное  большое СЧАСТЬЕ  в очень старой избе с туалетом на улице и кроватками, которые были устроены одна над другой  из-за отсутствия места в домике, который старенькая бабушка - прихожанка оставила  в наследство батюшке с детками. Само собой стало понятно, что просто так мы уже не уедем - приросли душой к этой семье. Мы были потрясены, какое разностороннее творческое, духовное и настоящее семейное  воспитание стараниями отца Сергия, матушки и  местных казаков получают эти детки! Мы очень подружились. И… стали частью этой семьи.

>АИФ:  Это правда, что когда вы первый раз подъехали  к церкви прилетели аисты? А они, как многие верят, приносят детей…

Антон: Ну, не то, что бы приносят, но мы приняли это за добрый знак.

Виктория: В Храме нам показали чудотворную старинную икону Божией Матери КОРСУНСКАЯ, которая помогает   бездетным парам. Потом мы познакомились с местными казаками, прихожанами храма, которые всеми силами помогают батюшке в воспитании и определении  повзрослевших детей в учебные заведения,  и атаман Гарри Юрьевич принял нас с Антоном по всем казачьим правилам в свою «сотню». И я подумала тогда -  вот у нас есть столько деток теперь – разве могут дети быть чужими? Мы стали использовать любую возможность приехать в Смогири, несмотря на сложный график концертов и съемок.  В один из приездов нам навстречу выбежали детки и счастливый отец Сергий, кричат наперебой: – «Прямо перед вашим приездом у аистов появилось два аистенка. Значит, у вас будут тоже скоро детки!» Отец Сергий сказал тогда: – « Дети очень полюбили вас и молятся о том, чтобы Бог даровал  вам деток, а молитва сирот, запомните - самая сильная!». Мы попросили благословения записать песню и снять клип с ребятами «Церковь при дороге», которую написал Гоша Барыкин (сын Александра Барыкина), а так же сделать оклад для « Корсунской». Отец Сергий опять точно предсказал тогда – «Вот как доделают оклад для иконы – будет у вас пополнение в семье». Так и случилось.

АИФ: Как отнеслись ваши подопечные к известию о вашем будущем материнстве?

Виктория: Были такие счастливые  детские возгласы в телефонной трубке, когда мы позвонили с этим известием! Сейчас мы, пока я живу в Израиле,  только по телефону общаемся, но скоро приедем в Россию – первым делом поедем с Машенькой поблагодарить наших маленьких любимых  молитвенников и поклониться Корсунской  иконе.

АИФ: Антон, беременность и материнство меняют женщину, что вы можете сказать о Вике?

Антон: Я столько страшных историй наслушался на тему капризов беременных, что был готов ко всему, а Вика совершенно не оправдала всех этих опасений! Разве только могла попросить срочно намешать ей  маринованных патиссонов в одной тарелке с мороженым  и белым шоколадом! А вообще, мне кажется, намного более капризным стал  я, постоянно ей  что-то бубню: «это не делай», « так не сиди», « это не смотри», «туда не ходи». Вроде бы все правильно говорю, но иногда, из за этого занудства, сам себе противен…

АИФ: С появлением дочери как распределяются  между вами обязанности по дому и по уходу за Машей?

Виктория: Антон как принял роды  – так и не  дает  ее  никому. В Израиле в  шутку его называют «еврейский мам». Но если честно, мне приходится буквально отвоевывать Машу у папы, чтобы даже просто подержать ее на руках и пообщаться. Но у Антона есть главный аргумент: «Вот я уеду на съемки - тогда ты будешь с Машей!» Но съемки фильма перенесли на январь, а Машу  он мне так и не отдает.

Антон: У нас с Машей потрясающая связь! Я чувствую всё, что она хочет, но пока не может нам сказать, ну или почти всё… А ещё, я прирожденный физрук, поэтому по физическому развитию, Маша опережает все графики, хотя родилась небольшой. И я понимаю, что при всей невероятной Любви, ни мама, ни бабушка и не прадедушка, который без слёз Счастья не может на неё смотреть, не будут делать те упражнения, которые делаем с ней мы.

АИФ: Рождение Маши повлияло на ваш концертный график?

Антон: Наш с Викой «Живой Концерт», к счастью, стал очень востребован. Сейчас одна проблема – как-то так выстраивать гастрольные графики, чтобы не улетать от Маши надолго. Первый тур по Израилю у нас состоялся через 11 дней после родов! Вике даже не пришлось менять концертные платья, она умница, в прекрасной форме.

Виктория: Только мой доктор, принимавший роды, придя на наш концерт,  очень переживал за меня, уж очень сложный репертуар, а «экономить» себя я не умею. Танцевать категорически запретил, но каждый раз на сцене я об этом забывала. Ну, ничего, вроде справились!

АИФ: Вика, а как вы собираетесь совмещать материнство и творческую карьеру?

Виктория: Только сейчас и наступило то время, когда я смогу максимально раскрыть весь свой творческий потенциал. Именно потому, что стала мамой. Женщину очень меняет материнство. С появлением Машеньки  наступил совершенно новый этап в моей жизни - хочется петь так, чтобы весь мир услышал! Я и не подозревала раньше, что можно ТАК любить. Хотя была уверена, что знаю, что такое любовь. Теперь в каждом человеке вижу прежде всего чьего-то ребенка. Понимаю, что вот идет старый больной человек, а ведь для своей мамы он всегда будет самым красивым и любимым  ребеночком в любом возрасте, и я чувствую всей душой, что его мама даже после  своей смерти любит его и всегда рядом с ним. Поэтому и в голосе появились такие нежные интонации, о которых раньше я и мечтать не могла.

АИФ: Молодые, счастливые родители! Что вы можете пожелать всем тем парам, которые возможно отчаялись и уже не верят в чудеса?

Антон: Чудеса случаются с теми, кто в них верит. Жизнь – сплошное Чудо! Можно только пожелать открыть глаза и постараться не упустить ничего, из того, что происходит с нами и вокруг нас, повторяя за Иоанном Златоустом: «Слава Богу за ВСЁ!»

Виктория:  В нашей стране столько обездоленных людей и детей! Если Бог не дает нам того, что мы хотим – подумайте о том, что кому-то гораздо тяжелее, чем вам и попробуйте им помочь... Независимо от материального состояния, можно каждый день дарить друг другу самое главное – ЛЮБОВЬ.

 

 

К СПИСКУ ИНТЕРВЬЮ